«* Ах, от господ подалей;
У них беды себе на всякий час готовь,
Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь.»*

Эти слова горничной Лизы из «Горе от ума» А. Грибоедова как нельзя лучше выражают внутреннее ощущение от последних властных активностей на ниве отечественного кинематографа.

Сначала – всплеск пропаганды в поддержку закона о борьбе с пиратством, затем – установление «личного контроля» над кинематографом со стороны министра культуры и, в довершение, расширение списка «избранных» для предоставления государственной поддержки.

Подобная политическая активность возникла после известного совещания у Президента России, на котором обсуждались насущные вопросы кинематографа.

Активность, ярко выраженная, однако российский закон «о пиратстве» явно «сырой» и вызывает неприятие со стороны IT-сообщества. От установления министерского «контроля» веет цензурой и заказом на пропаганду, а внесение в список «избранных» компании, которую еще недавно все упрекали за явную непритязательность к кинопродукции, вызывает некоторую оторопь.

A lone man sitting under the spotlight in the theatre hall.
Photo by Gabriele Stravinskaite / Unsplash

Министерская PR-активность понятна, но не похвальна. Все действия ведутся с позиции «регулировать и направлять», а не поддерживать и помогать. Похоже, наверху определились и точно знают, что хотят от отечественного кинематографа.

Однако есть вопросы:

  1. Нужна ли подобная опека кинематографу?
  2. Целесообразно ли финансово поддерживать тех, кто и без того коммерчески состоятелен?
  3. Подобное вложение с целью получения прибыли? Тогда, почему не требуется возвратность средств?
  4. За счет чего действия минкульта улучшат содержание кинопродукции?
  5. Вкусовые пристрастия министра сильнее внутреннего чутья режиссера или продюсера?
  6. Почему в принципе такое особое внимание к кинематографу? У театров или музеев дела обстоят лучше?
Видеоверсия подкаста КИНЕМАТОГРАФИСТ

Скорее всего, имеется значительное желание показать, как выполняется «высочайший указ». Кино попало в сферу интересов государственной пропагандисткой машины. Вспомнили слова вождя мирового пролетариата о «важнейшем из искусств». Однако, помогать начали не искусству, а бизнесу, о котором пролетарский вождь ничего не говорил.

Так, что же? Сума или петля?

С одной стороны:

  • кинобизнес требует значительных инвестиций и становится транснациональным;
  • государство направило свою лояльность на поддержку коммерческого и патриотического кино;
  • артхаусное кино не очень интересно широкому зрителю;
  • телевизионные сериалы по форме и содержанию снимаются, как для «умственно отсталых».

С другой стороны:

  • цифровая техника и программное обеспечение дешевеет;
  • интернет становится цивилизованней;
  • умное кино трансформируется в сериалы;
  • кинопросмотр стал доступен для мобильных устройств.

Как будет выживать кинематограф – покажет время. Кино меняется вместе с обществом, подстраиваясь под него Пока существует общество — будет жив кинематограф.